Гадкие утята превращаются в прекрасных лебедей

Несколько лет назад главным способом получения прибыли в российской нефтегазовой отрасли являлась добыча нефти и последующий экспорт её в сыром виде. Компании старались вывезти за рубеж как можно больше сырья, а государство распределяло балансовые задания по загрузке перерабатывающих мощностей, чтобы не оставить страну без топлива. О ценности перерабатывающего бизнеса в те годы красноречиво говорит следующая сделка. В 2001 году «ЛУКОЙЛ» приобрёл 85,36% акций компании «НОРСИ-ойл», главным активом которой являлся пакет акций нефтеперерабатывающего завода «Нижегороднефтеоргсинтез». Кроме завода, в состав «НОРСИ» входили несколько сбытовых предприятий и проектный институт. За все эти активы «ЛУКОЙЛ» заплатил в сумме $26 млн!

Сервисные предприятия вообще не вызывали интереса у нефтяных компаний. Расходы на сервис были максимально урезаны, чтобы снизить себестоимость получаемого сырья. Фактически, сервисы существовали за счёт того, что головная компания делилась с ними частью прибыли. Чтобы избежать невыгодного перераспределения доходов, почти все крупные компании объявили о намерении избавиться от «непрофильных» активов.

В 2006 году стали заметны новые тенденции в нефтегазовой отрасли. Постоянное увеличение экспортных пошлин значительно сократило прибыль от экспорта нефти, а рост цен на топливо на внутреннем рынке увеличило эффективность перерабатывающего сектора. Если в начале 2004 года капитализация «Нижегороднефтеоргсинтеза» исходя из котировок в RTS Board составляла около $2 млн, то к началу 2006 года - уже $650 млн (рост в 325 раз за 2 года!). К середине 2006 года капитализация «Нижегороднефтеоргсинтеза» перевалила за $1 млрд. Правда, впоследствии она несколько снизилась на информации о планируемой допэмиссии, в ходе которой могут пострадать интересы миноритарных акционеров. Но этот факт говорит не о снижении интереса к нефтепереработке, а о существовании проблем, связанных с качеством корпоративного управления. Менее мощные уфимские нефтеперерабатывающие заводы сейчас торгуются в РТС с капитализацией около $1 млрд.

Интерес к сервисным предприятиям также возрос. Фонды, доставшиеся с советских времён, изрядно истощились. Компании значительно увеличили ассигнования на поиск и разведку месторождений, капитальный ремонт скважин, мероприятия по повышению нефтеотдачи пластов.

Как должна выглядеть эффективная нефтяная компания в современной России? Во-первых, иметь достаточно перерабатывающих мощностей, чтобы продавать как можно меньше сырой нефти. Качественные нефтепродукты, выпускаемые на собственных НПЗ, должны реализовываться через фирменную сеть АЗС, а остатки похуже - направляться на экспорт. Пошлина на вывоз нефтепродуктов существенно ниже пошлины на нефть, что обеспечивает достаточную рентабельность экспорта. Кроме того, желательно сохранение контроля за сервисными предприятиями. Вы будете смеяться, но это портрет «Сургутнефтегаза». Нефтеперерабатывающий завод компании расположен в нескольких километрах от морского порта, что значительно облегчает экспорт продукции, а в годы борьбы с «непрофильными» активами «Сургутнефтегаз» сохранил в своём составе буровые и сервисные подразделения, считающиеся одними из мощнейших в отрасли. Другое дело, что из-за непрозрачности компании все доходы могут пройти мимо миноритарных инвесторов. Поэтому более разумным выбором представляется «ЛУКОЙЛ», располагающий достаточными перерабатывающими мощностями, разветвлённой сбытовой сетью и собственным морским портом для экспорта нефтепродуктов. Правда, компания не удержалась от продажи буровых подразделений, в то время как объявленная стратегическая программа развития предусматривает наращивание буровых работ в ближайшие годы. Что ж, придётся «ЛУКОЙЛу» раскошелиться на приобретение услуг на свободном рынке.

Оставьте свой комментарий! »